Новости отрасли


23.09.2019

«Уральский бройлер» копит долги

Крупнейшая птицефабрика Оренбуржья готовится опубликовать полугодовой отчёт о своей работе.


Частично данные уже появляются в открытом доступе, и при внимательном анализе оптимизма не внушают. Предприятие стремительно копит долги, которые растут, как снежный ком, и грозят навсегда похоронить «золотого цыплёнка».

Недостроенная фабрика

История фабрики «Уральский бройлер» берёт своё начало с 1972 года, когда по распоряжению Минпищепрома СССР на территориях близ Оренбурга было начато строительство многосоставного птицеводческого комплекса. В него вошли предприятия «Россия» и «Уральская» — первая поставляла инкубаторное яйцо, а выращивали и перерабатывали в готовый продукт их на головных мощностях под Татарской Каргалой, в Сакмарском районе Оренбуржья.

Должен был быть и третий неразрывный компонент технологической цепочки — кормовой. Его планировали тоже построить близ Каргалы, да только очень некстати развернулось возведение газоперерабатывающего комплекса. Все ресурсы были брошены туда — на комсомольскую ударную стройку, а фабрику запустили «в недоделанном» до конца виде в 1974 году.

Кроме отсутствия собственных мощностей по производству корма, не было полностью завершено и создание системы очистных сооружений. Так, с самого своего рождения, фабрика уже была обречена на постоянные проблемы и неудачи. Полного замкнутого цикла, который изначально задумывал Минпищепром, не получилось.

Но в советские годы это мало кого волновало — в 70-е и 80-е газ для Родины был важнее каких-то там «золотых петушков».

Украденные миллиарды

После развала страны птицефабрика пережила приватизацию, череду смен собственников. И к началу 2000-х акции «Уральской» оказались в собственности скандально известной группы «Разгуляй-УКРРОС». Этот агрохолдинг позже скупил и «Орский мясокомбинат», и зерновую компанию «Рудный клад».

Не будем сейчас подробно останавливаться на сути махинаций, которые проводились бенефициаром «Разгуляя» господином Потапенко. Подробнее о том, как крупные агрохолдинги выкачивали в 2000-х годах капиталы из оренбургской отрасли АПК, мы уже рассказывали в нашем аналитическом обзоре.

Разорилась и прекратила существование «Россия». Под новое же юрлицо — ЗАО «Уральский бройлер» «Разгуляй» брал огромные кредиты — преимущественно во Внешэкономбанке. Холдинг выпускал так же и долговые ценные бумаги. В общей сложности долги «Разугляя» превысили 26 миллиардов рублей, часть заёмных средств выводилась за границу. Это была громкая история, с арестами, публичными разоблачениями и банкротствами. Увы, но на «Уральском бройлере» фактически выращивали не птенцов, а фиктивный капитал. Однако и бывший губернатор Алексей Чернышёв, и бывший зампред ВЭБа Сергей Горьков (тоже оренбуржец, кстати) упорно закрывали на это глаза.

Впрочем, всё это дела минувших дней. А что же происходит на фабрике сегодня?

(Не)золотой цыплёнок.

Вложивший почти 3 миллиарда рублей в «Уральский бройлер» Внешэкономбанк в 2015 году сделал очередную попытку спасти фабрику. Во многом делалось это под давлением экс-губернатора Юрия Берга, а так же общей политической конъюнктуры: в 2015-м как раз были выборы в Горсовет и муниципальные органы власти.

Волнения, связанные с увольнением почти полутора тысяч человек — столько тогда работало на фабрике — в агитационную картину точно не вписывались. Всё-таки предприятие это стратегическое, в Оренбурге целый микрорайон птицеводов есть, получавших жильё в своё время именно от «Уральской», и не потерявшие связей с ней и сейчас. В общем, очаг напряжения был бы немаленький.

Схема «спасения» была проста: создавалось новое юридическое лицо — публично акционерное общество «Уральский бройлер» (позже АО), в котором главный акционер — Внешэкономбанк. В качестве уставного капитала вносилось оборудование бакротного ЗАО «Уральский бройлер». Таким образом, долги оставались в «плохом» ЗАО, а новое ПАО с чистой кредитной историей должно было зарабатывать деньги и выйти на прибыльную, стабильную работу.

Поначалу так оно и было. В 2016 году фабрика выпустила около 35 тысяч тонн мяса бройлеров и строила планы по двукратному увеличению объёмов. Учитывая, что Оренбуржье в год съедает где-то 55 тысяч тонн мяса птицы, прицел был явно на экспорт продукции как в соседние регионы, так и в Казахстан.

Но уже с конца 2017 года произошло резкое — почти в два раза — падение объёмов производства. На фабрике сократили около 200 человек персонала, по данным из открытых источников, на 15% уменьшился фонд оплаты труда для тех, кто остался.

Выручка компании составила по итогам 2018 года 2,3 миллиарда рублей, хотя ещё в 2017-м была более 3 миллиардов. А чистые убытки превысили 400 миллионов рублей. То есть каждый выращенный цыплёнок отнимал у компании по 20 рублей — птицу дешевле было не выращивать вовсе!

Любопытно, что и. о. гендиректора «Уральского бройлера» Владимир Катайцев признавал, что на фабрике были допущены управленческие просчёты, неправильно использовалась технология выращивания птицы, применялись необоснованные вакцины, а деньги тратились неэффективно.

Прежний директор Сергей Малородов и вся его команда были уволены. Причём бывших менеджеров обвиняли в сомнительных схемах, когда по непонятным причинам арендовалось оборудование за огромные деньги, по нерыночным ценам заключались контракты и т. д. Но почему-то закончилось всё лишь увольнением: как известно редакции, правоохранители не заинтересовались странными, мягко говоря, действиями Малородова на фабрике. Так, пожурили по-отечески, и — всё.

«Всё в порядке, падаем!»

Может быть, с приходом Владимира Катайцева, безусловного профессионала в птицеводстве, много лет отвечавшего именно за технологическую часть ситуация выправляется?

На первый взгляд это так. Во всяком случае, в интервью ГТРК «Оренбург» он довольно бодро рассказывает о том, что ситуация за 9 месяцев выправилась, зарплата (пусть и урезанная) — выплачивается вовремя, задолженности по налогам нет.

Однако опубликованные отчёты говорят об обратном. Фабрика продолжает генерировать убытки — только за первый квартал потери составили более 53 миллионов рублей. Это чуть меньше, чем годом ранее, когда капитал утекал со скоростью 80 млн. рублей в квартал, но всё это лишь вершина айсберга.

Главная же проблема — рост дебиторской задолженности фабрики перед поставщиками. За тепло и энергию — более 50 миллионов рублей. А ещё за корма, витамины и прочие услуги. Всего накопилось неоплаченных счетов на четверть миллиарда рублей, и это — за два неполных года работы!

Эта задолженность, предъявленная в суде, могла бы уже завтра обанкротить «Уральский бройлер». Но, похоже, повторяется политическая история 2015 года, только в этот раз — выборы нового губернатора, которому явно не нужны были скандалы в самом начале его работы. Вот и попросили «пока подождать». Что, конечно, похвально, но в сути своей проблему не решает, а лишь откладывает конец.

Панорама птицефабрики "Уральский бройлер".

Насколько ещё хватит терпения у кредиторов фабрики? Вопрос риторический… Одни эксперты полагают, что уже в конце года пойдут иски в суд, а платить птицеводам будет нечем. Другие полагают, что избранный губернатор попросит подождать ещё хотя бы до весны. Но в любом случае, вся эта история с «Уральским бройлером» напоминает шутливую песенку из гайдаевской комедии «Бриллиантовая рука»: «что они ни делают — не идут дела…»

Три команды менеджеров сменилось на «Уральском бройлере», и с каждой последующей в итоге было хуже, чем с предыдущей. На кону — некогда крупнейшее производство, которое претендовало на полное покрытие потребностей области в мясе птицы и экспорте продукции. Но по факту сегодня занимает лишь 20% регионального рынка (а остальное — птица, которую область завозит из других регионов).

Но куда важнее судьба 1200 человек, работающих на "Уральском бройлере". Которых и так «зажимают» по зарплате, просят ещё «чуть-чуть потерпеть».

Правда, «чуть-чуть» это продолжется вот уже восемь лет. Но люди у нас на редкость терпеливые.

Источник: 56orb.ru





 

 

 
 
птицеводство
Webpticeprom птицеводство
 
Новости отрасли
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
на сайте страниц: 15152