Новости отрасли






Свердловская область: решение о возрождении птицефабрики в Качканаре повисло в воздухе

table.news-mill-tables { border: 0px none; border-spacing: 0px; border-collapse: collapse; width: 100%; } table.news-mill-tables tbody tr td { border: 1px solid #000000 !important; } Преградой на пути восстановления птицефабрики стала близость с промзоной и городской свалкой. Затягивая с разрешением этих проблем, собственник называет расплывчатую дату начала работ - конец этого года. Сегодня птицефабрика осталась без элементарной охраны. Железные конструкции, по данным очевидцев, растаскивают на металлолом, а в бывших рабочих помещениях в свободном доступе находятся ампулы и склянки с непонятным содержимым


Сегодня птичник - сплошная помойка

Заброшенный производственный курятник - это несколько сотен квадратных метров одиночества и уныния. Время остановилось здесь году примерно в 1993 - пожелтевшие документы, датированные началом девяностых, ворохом раскиданы по центральному зданию.

Сегодня птичник - одна сплошная помойка. В бывших кабинетах начальников - горы мусора, оставшиеся от рабочих будней. В узких безлюдных коридорах - пустые бутылки из-под пива, которое давно не выпускают, и раскуроченные вандалами щитки. Пустующее здание, спустя десять с лишним лет, еще хранит элементы былой жизни.

В помещении отдела кадров раскиданы зарплатные ведомости и незаполненные трудовые книжки, со стены сиротливо свисает выгоревший старый плакат. В бывшем медкабинете, который легко узнать по едкому запаху от тухнущих лекарств, без проблем можно поживиться постсоветскими шприцами, склянками и целыми ампулами с надписью «аммиак» и «сероводород».

Отсутствие охраны и, как следствие, вседоступность бесхозных вещей влечет сюда разных гостей - от молодежи, оставившей на одной из стен автограф с подписью «Эмо», до сборщиков металлолома.

Время от времени на заброшенной территории появляются и бывшие работники птицефабрики. Зоотехник Наталья - как раз из них.

- Когда в позапрошлом году впервые заговорили о восстановлении птицефабрики, у меня словно гора с плеч свалилась, - рассказывает экс-работница. Редкая специальность, востребованная на животноводческом предприятии, после банкротства обеспечила Наталье путевку в безработную жизнь. - С такой профессией мне в городе больше некуда было устроиться, а если бы птицефабрику открыли, я бы снова вышла туда на работу. Вот, с тех пор как узнали, что она вновь заработает, мы и стали время от времени туда наведываться... Посмотреть, как работы продвигаются, и продвигаются ли они вообще.

Постоянные поездки на бывшее место работы ожидаемых результатов не давали. Единственный признак жизни - сторож и собаки, охраняющие остатки производства от вандалов, по словам Натальи, исчезли этой зимой после пожара в сторожке. С этого момента доступ на территорию стал свободен для всех. Каркасы железной техники и оборудования манили сюда сборщиков металлолома, пустующие здания - любителей нестандартного отдыха.

- Кому принадлежит наша птицефабрика? Когда состоится ее запуск? Состоится ли он вообще? - задается Наталья вопросами, на которые она не может найти ответов. - В одну из таких разведывательных экскурсий, я встретила там мужчину, Евгения, который также безрезультатно пытался найти кого-либо из руководства. Он планировал взять в аренду одно из помещений, но выйти на начальство он так и не смог.

Скорее да, чем нет

Качканарская птицефабрика была продана с молотка летом 2007 года. Покупатель - челябинская фирма «Уралбройлер», имеющая в собственности более десятка птичников по всему Уральскому федеральному округу. Фирма планировала начать реконструкцию уже весной 2008 года.

В проекте было, как рассказывал в интервью КЧ тогдашний гендиректор свердловского филиала, газифицировать территорию, подвести необходимые коммуникации, отремонтировать административные помещения и все 16 корпусов, предназначенные для разведения птицы.

На эти работы «Уралбройлер» планировал потратить порядка 140 миллионов рублей - средства были выделены в рамках национальных проектов и кредитов, взятых компанией. Но в 2008 году восстановительные работы так и не начались. Впрочем, как и сейчас.

По информации мэра Качканара Сергея Набоких, птичник находится на контроле у областного Министерства сельского хозяйства, переговоры по поводу качканарской птицефабрики велись лично министром Сергеем Чемезовым.

- С птицефабрикой есть определенные сложности. Изначально собственники предприятия ориентировали меня на то, что какое-либо движение начнется примерно к концу этого года, в ноябре-декабре. Но начнутся ли работы по восстановлению в этом году, не знаю. Говорить за собственника и его инвестиционные программы я не могу, - говорит глава города Сергей Набоких.

В областном Министерстве сельского хозяйства уверены, что государство не имеет право вмешиваться в дела частного предприятия и тем более контролировать их работу.

- Помогать - да, но не вмешиваться, - говорит Николай Эйриян, начальник отдела птицеводства и комбикормовой промышленности. Так, например, по его словам, агрофирма «Северная», пакетом акций которой владеет фирма «Уралбройлер», существует за счет государственного технического субсидирования. - Но в вашем вопросе - как, что и когда будет с качканарской птицефабрикой, мы не компетентны.

Основное препятствие на пути реконструкции предприятия - вопросы природоохранного характера. Птичник расположен вблизи промышленной зоны и соседствует с городской свалкой, выросшей неподалеку в годы его застоя. Оформление документов, ликвидация помойки, согласование... Бумажно-оформительской работы, по словам мэра, не на один день.

- Если бы сегодня все документы были готовы... - говорит Сергей Михайлович. За два года, что компания «Уралбройлер» владеет активами качканарского птицепрома, необходимые документы ими так и не были подготовлены. - Здесь полностью инициатива собственника. Единственное, мы можем подталкивать их вопросами, мол, когда же вы уже запустите свой птичник.

Какова инвестиционная политика челябинцев - до конца неясно ни качканарскому градоначальнику, ни областному Министерству сельского хозяйства. Пока ЗАО «Урабройлер» активно вкладывает средства в красноуральскую птицефабрику, чьи активы компания приобрела в том же 2007 году. В чем будет состоять реконструкция - оставят ли старые каркасы зданий, либо их снесут и возведут новые, глава не знает.

- Вопрос сохранности и охраны объекта - это забота собственника. Может, в их планах снести все и поставить новое. Я не знаю. Инвестиционный проект мне не показывали, - комментирует Сергей Набоких. - Но в разговорах собственник говорил, что совершенно точно планирует инвестировать деньги в качканарскую птицефабрику.

В отношении будущего местного птицепрома, по мнению главы, можно сказать «скорее да, чем нет».

- Ну и что, что в области существует перепроизводство птицы? В соседней области - недопроизводство. Понимаете, собственник живет не в Свердловской области, но, тем не менее, он эти площадки выкупил. Просто так ведь деньги никто не вкладывает.

Не в программе

Твердой надеждой на восстановление птицефабрики могла стать программа поддержки и развития моногородов. Но птичник в перечень предприятий, заявленных в программе, включен не был.

- Возможность заявить этот проект была. Но инвестор, нынешний собственник птицефабрики, когда заявлялся, не просил никакой помощи, не просил участия в каких-либо государственных или муниципальных программах. Он рассчитывал на свои средства и, видимо, обладал и обладает ими в достаточном количестве, - поясняет мэр.

Еще одна причина, озвученная замглавы Алексеем Гаршиным, - это довольно низкая стоимость проекта восстановления и запуска птицефабрики. Федеральная программа, по его словам, предусматривает наличие крупных дорогостоящих проектов от 500 миллионов рублей. Птичник тянет примерно на полторы сотни.

История развала

Качканарскую птицефабрику открыли в конце семидесятых. Тогда это предприятие процветало, снабжало город куриной продукцией и тщательно следило за социальной обстановкой. В 82-ом году прошлого века в десятом микрорайоне начали монтаж фундамента под девятиэтажный 62-квартирный и 30-квартирные дома для работников птичника. А спустя пару лет сорок две семьи работников птицефабрики уже справляли новоселье по адресу 10-15 и 10-34.

Еще в 1993 году предприятие стабильно работало и даже стало выпускать куриную колбасу. Но после кризиса конца девяностых повсеместное воровство, взаимозачеты и долги довели птицефабрику «до ручки». В начале нового тысячелетия решением правительства области она прекратила свою деятельность и была передана под крыло аналогичного красноуральского предприятия, которое вывезло оборудование с нашего птичника, оставив гнить некогда мощное производство.

Бывший управляющий нашей птицефабрикой Николай Ситников пришел работать туда в 1977 году и управлял ею в течение двадцати лет. Два года назад он говорил, что состояние предприятия ничего кроме боли не вызывает, а после визитов туда «сердце кровью обливается и приходится пить лекарства».

Николай Михайлович вспомнил, что причин развала было несколько: от отсутствия газификации птицефабрики до насыщения рынка дешевой курятиной. Еще одна названная им возможная причина развала - неправильно налаженное производство. Цыплята должны сидеть отдельно от взрослых особей. Чтобы построить для цыплят индивидуальное «гнездо» необходимо было провести газ. Денег, а может быть, еще чего-то не нашли. Всю птицу держали вместе. Заболела одна - заболели все. Падеж и обилие импортного куриного мяса на рынке сделали наш птичник ненужным.

- Я ушел 24 февраля 1997 года, но уже тогда все шло по наклонной. Газификацию, которая тогда была нужна, где-то просмотрели, цыплят с взрослыми курами не разделили, отсюда болезни и фабрика стала загибаться. Оставалось всего-то 800 голов, - рассказывал два года назад Николай Михайлович. - Да еще тут эти американские окорочка появились, которые были значительно дешевле нашей продукции. Но самая большая ошибка - это передача нашего птичника в Красноуральск. Зачем это все нужно? У нас такое оборудование было хорошее.

В Красноуральске история повторилась. Как и качканарская, красноуральская птицефабрика построена в 1977 году. В 2005 году, в связи с долгом перед поставщиками кормов, достигшим 130 миллионов рублей, там была запущена процедура банкротства.

С 2005 года предприятие не работало, а в июне 2007 года вместе с нашим птичником оно было продано ЗАО «Уралбройлер».

Мусор и ампулы

Нынешнее «помойное» состояние предприятия и едкий запах, местами витающий в воздухе, вполне может заслужить статус экологического ЧП. Лекарственные и химические средства с просроченным сроком годности, валяющиеся в основном здании, по мнению главврача ЦГБ Лилии Ворончихиной, может оказать вредное действие на организм.

- Я не знаю, что находится в ампулах. Необходимо идентифицировать содержимое. По идее, аммиак и сероводород - газы, - прокомментировала Лилия Юрьевна. - Любые химические вещества, которые не должны находиться в свободном доступе, в зависимости от концентрации оказывают на организм побочные действия. Любые лекарственные средства с истекшим сроком годности необходимо утилизировать. У каждого препарата своя методика утилизации, и если его уничтожать неправильно, это также может представлять опасность.

Ампулы с непонятным порошкообразным содержимым, которые были найдены на территории местного птичника, отправлены отделом ГО и ЧС администрации Качканара на проверку.





 

администрация сайта: ООО «Фаулер»
ждем ваших писем: deneb@webpticeprom.ru

 
птицеводство
Webpticeprom птицеводство
 
Новости отрасли
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
на сайте страниц: 12938