Эффективность инвестиций в сельское хозяйство и навоз


подписаться на рассылку анонсов статей:
 
 
поиск по разделу «Статьи»

всего статей: 1513


Эффективность инвестиций в сельское хозяйство и навоз



Тарханов О.В., директор Башкирского научно-инженерного центра по технологии переработки органики БИЦОР, к.т.н., академик МИА

Состояние современной экономической мысли об инвестициях в сельское хозяйство можно оценить по реферату, составленному на основе четырнадцати  публикаций [1].

В реферате дается определение: «Инвестиция — это любой инструмент, в который можно поместить деньги, рассчитывая сохранить или умножить их стоимость и (или) обеспечить положительную величину дохода» [1, С. 1].

Уже из этого определения становится понятным, что автором реферата инвестиции никак не связываются с развитием сельского хозяйства. Главная цель инвестиций, как видим, связывается с приумножением инвестируемых в село денег. Как сказываются такие инвестиции на народном хозяйстве, следует из исторического опыта. Так известно, что финансовые инвестиции  возникли за четыре тысячи лет до н.э. в государствах, расположенных между реками Тигр и Евфрат.  Уже в ту пору инвесторам удавалось сказочно увеличивать доходы от этих инвестиций. Однако для хозяйств эти инвестиции оборачивались полным банкротством с одновременным превращением бывших владельцев земли в вечных должников инвесторов и даже рабов. Одновременно наблюдалось сокращение производимой продукции. Как противодействие такой инвестиционной политике в древних государствах принимались законы по выправлению ситуации. Среди памятников таких законов выделяется кодекс законов Вавилонии царя Хаммурапи (1792 – 1850 до н.э.). Издание этого кодекса явилось противодействием тому факту, что «быстрое развитие здесь товарно-денежных отношений сопровождалось резким сокращением поступлений налогов в казну и соответственно ослаблением государственных структур и особенно армии» [2].

Другой попыткой исправить ситуацию с денежными инвестициями в село были реформы архонта Афин Солона (начало VI в. до н.э.). Основным содержанием реформ Солона была отмена долгового рабства (сисахфия), в которое попадали проинвестированные деньгами свободные крестьяне Афин. Глубина реформ Солона характеризуется изменением политической структуры Афинского общества.

Не обошли инвестиции и Римскую империю. «В Восточной Римской империи деятельность банков изменилась, и они потеряли былое могущество. В IV веке н.э. в Византии аргентариев и нуммуляриев заменили коллектарии. Деятельность последних регламентировалась государством, и они стали прежде всего служащими фискал» [3].

Из приводимого исторического опыта следует, что акцент на обеспечении дохода инвесторам является методически ошибочным. Вместе с тем, призыв автора реферата направлять инвестиции «туда, где от них будет получен наиболее быстрый и максимальный эффект»  сводится к благому пожеланию. Это объясняется тем, что в реферате соседствуют весьма противоположные по смыслу мысли: «Ведь сельское хозяйство – основополагающая отрасль в любой экономике, которая изначально является малоприбыльной и малопривлекательной для инвестиций, но от развития сельского хозяйства зависит развитие всей экономики» [1, С. 1].

Действительно, если сельское хозяйство «основополагающая отрасль», от развития которой «зависит развитие всей экономики», то это сельское хозяйство принципиально не может быть «малоприбыльной и малопривлекательной» отраслью. Здесь  в явном виде отсутствует анализ состояния мирового и российского сельского хозяйства. А из этого анализа следует, что в кризисе находится не только сельское хозяйство России, но и сельское хозяйство остального мира. Так, начиная с девяностых годов и по настоящее время, западное сельское хозяйство сотрясает кризис в животноводческой отрасли. Это связано с эпидемиями таких заболеваний, как коровье бешенство, сибирская язва, чума, птичий грипп, сальмонеллёз. В девяностые годы общий ущерб от этого составил более $ 55 млрд.

Этот факт не мешает авторам работ по инвестициям приходить к весьма поверхностным выводам о том, что  «особую ценность представляют иностранные инвестиции в эту сложную, с длительным сроком окупаемости сферу экономики» [1, С. 2]. Однако данный вывод не подтверждается какими-либо аргументами.  

Вместе с тем, современные писатели на инвестиционные темы напоминают нам, что «В России до 1992 г. АПК традиционно являлся государственной регулируемой отраслью со значительными объемами ежегодных капиталовложений, большая часть которых осуществлялась за счёт средств государственного бюджета» [1, С. 4]. При этом, по мнению этих писателей: «Жесткая централизация и регламентация механизма долгосрочного финансирования воспроизводственных процессов в сельском хозяйстве в сочетании с ограничением хозяйственной инициативы привели к снижению эффективности использования капитальных вложений, увеличению срока их освоения, деформации роли государства как регулятора общественного процесса воспроизводства» [1, С. 4]. Т.е. опять вместо анализа – гипотеза о связи, а не её доказательство. И уж совсем безосновательно утверждение в адрес политиков 1985 – 1991 гг., гласящее, что «…реальных шагов по совершенствованию механизма государственного регулирования системы капитальных вложений сделано не было» [1, С. 4]. Как известно, такие шаги были сделаны по совету писателей на экономические темы. А именно – СССР был ликвидирован.

Продолжая тему об инвестициях применительно к современной России (2006 г.) авторы публикации констатируют:  «Сложное финансовое положение сельскохозяйственных предприятий делало их непривлекательными с точки зрения сторонних инвесторов, а собственные средства для долгосрочных вложений из-за отсутствия прибыли ограничивались лишь амортизацией, сумма которой неуклонно снижалась в связи с превышением выбытия основных средств по сравнению с их вводом в эксплуатацию» [1, С. 4].

Нетрудно убедиться, что в этой констатации нет рассуждений о том, почему  сельское хозяйство, освобождённое от гнёта командно-административной системы, по истечении пятнадцати лет, не становится прибыльным. Ссылка на сбои в материально-техническом обеспечении – выглядят несерьезно, ибо ранее указывалось на отсутствие прибыли.

Отсутствие сколь-нибудь логичных рассуждений на животрепещущую тему неожиданно сменяется информацией о том, что «Ныне иностранные фирмы намерены расширять производство в АПК России» [1, С. 5]. Здесь становится загадочным, почему к нерентабельному сельскому хозяйству проявляют интерес иностранные фирмы, а родные миллиардеры продолжают лишь присматриваться к селу, ограничиваясь скупкой земель. Похоже, у иностранцев, то ли мышление недоразвито, то ли они имеют иные соображения по поводу причин нерентабельности российского сельского хозяйства. При этом, не смотря на интерес иностранцев к российскому селу, авторы денежной инвестиционной политики ратуют за стимулирование этого интереса, не рассматривая возможных последствий от денежных инвестиций, с которыми человечество, как показано выше, сталкивалось с очевидным постоянством. Вместо чёткого анализа возможных ситуаций выдвигается положение о том, что «Инвестиционная политика в системе АПК должна быть подчинена задачам структурной перестройки экономики», и что: «Государственные средства должны направляться, прежде всего, на восстановление технического потенциала на селе» [1, С. 8]. Вполне понятно, что на фоне восстановления разрушенного перестройкой потенциала села, финансовые инвестиции становятся вполне привлекательными  для инвесторов, ибо  прибыль инвесторов в точности будет соответствовать абсолютной ренте, природу которой пытался раскрыть Маркс.

Неожиданно, в инвестиционном писании утверждается, вероятно, применительно к России, что «трудовой фактор сравнительно дёшев и присутствует в избытке, капитал, напротив, является экстремально дефицитным фактором» [1, С. 13]. В этом месте следует обратить внимание на слово «капитал», под которым понимается не капитал в его сущностном производственном сельскохозяйственном смысле, а сугубо денежная его форма. Это свидетельствует о достаточно не высоком уровне познания инвестиционных писателей в области сельского хозяйства. Отсутствие каких либо сентенций о земле и её плодородии свидетельствует, что новым писателям нет дела до того факта, что за рубежом это плодородие давно снижено до критических величин из-за больших доз минеральных удобрений. Что именно поэтому, сельскохозяйственное производство на Западе является хронически больным и нуждающимся в больших дотациях. Что именно дефицит белков в кормах вынудил кормить животных на Западе добавками, приготавливаемыми из «чистых» фекалий самих животных, что снизило иммунитет животных и привело к массовым заболеваниям, включая коровье бешенство. Отсюда интерес к российскому селу, земли которого обладают сравнительно высоким потенциальным плодородием, а значит, и высоким уровнем абсолютной ренты. Поэтому весьма поверхностным выглядит призыв о том, что необходимо «финансовое управление сельскохозяйственных производителей со стороны инвестора» [1, С. 17]. При таком управлении, что естественно, никакой прибыльности хозяйств не будет, ибо вся прибыль должна пойти на возмещение процентов, начисленных на инвестируемый денежный капитал. Стало быть, и  казна опустеет, как в древнем Междуречье, Древних Афинах и Древнем Риме. Ничто не ново под луной. Наоборот, все повторяется, ибо не финансы определяют деятельность сельского хозяйства, а рента земельная определяет рост финансового капитала.

Пренебрежение исследованиями сельскохозяйственного производства со стороны новых продолжателей схоластики в области экономической риторики отнюдь не способствует процветанию и собственно  владельцев финансового капитала. Ведь рано или поздно, финансовые вливания без понимания сути причин современного мирового продовольственного кризиса, как и кризиса в Шумерах, Афинах, Древнем Риме и СССР обернутся разорением не только сельского хозяйства. Эти инвестиции приведут к кризису перепроизводства процентов  на финансовый капитал и критическому состоянию всего сельского хозяйства и экономики в целом. Следовательно, богатый финансами человек в это время будет искать убежища, которого, при увеличивающихся масштабах продовольственного кризиса, ему никто не предоставит. Но до этого инвесторы весьма благоприятно будут относиться к советам экономистов о бюджетном финансировании производства зерна, как и села в целом. К этому также благоприятно будет относиться и государство, чиновники которого рады сэкономить на бюджетных средствах за счет финансов частного капитала. Однако именно здесь притаилась финансовая ловушка, примеры следствия которой неоднократно проявлялись в истории человечества для обеих сторон инвестиционного процесса. Подключение к инвестиционному финансовому процессу субъектов РФ ровным счётом ничего не меняет.  Вывод: «Итак, приоритетным направлением использования инвестиций является техника, прежде всего уборочная, посевная и движители (тракторы, автомобили)» [1, С. 26],  –  является методически неверным и давно опровергнутым опытом СССР. В таблице 1 приведены некоторые данные   о поставляемых  селу  минеральных удобрений, техники, и вносимых на селе органических удобрениях и сборе пшеницы [4].

Таблица 1

Поставка средств сельскому хозяйству и сбор пшеницы

                                                    Годы

Параметр

1970

1975

1980

1985

1986

1987

Минеральные удобрения, млн. т

4,317

7,896

8,914

12,677

13,647

14,041

Внесение органических удобрений, млн.т

216,5

345,1

389,2

457,7

463,8

457,3

поставка тракторов,  шт

145752

182490

176959

187254

184867

Поставка зерноуборочных комбайнов, шт

60850

56125

74903

69727

70805

Валовой сбор пшеницы, млн. т.

49347

53619

53752

41125

50984

40334

 

Из таблицы следует, что в период с 1970 г. по 1987 г. поставка минеральных удобрений увеличилась в три раза, количество вносимых органических удобрений выросло в два раза, количество поставляемых тракторов и комбайнов возросло практически на двадцать процентов. При этом суммарная мощность двигателей тракторов в СССР возросла с 6,7  млн. л.с. до 35 млн. л.с. (в РФСР с 3,3 до 17 млн л.с.).Но несмотря на это, валовой  сбор пшеницы упал на … двадцать процентов. Сброс поголовья в 1987 г по отношению к 1986 г по РСФСР составил, соответственно, КРС  –  658 тыс. голов, Свиней  – 945 тыс. голов, овец и коз – 1120 тыс. голов.

В данном случае селу предлагались инвестиции не виде финансов под проценты, а инвестиции в виде осязаемых  материальных ресурсы. Но и это не привело к ожидаемым результатам и не предотвратило продовольственного  кризиса в СССР.  Поскольку обозначенный феномен снижения рентабельности сельскохозяйственного производства присущ всему мировому сельскому хозяйству, то  инвестиции в виде финансов не могут изменить этой ситуации в сельском хозяйстве России, перешедшей на рыночные отношения.  

Поэтому вывод о том, что «… после того как АПК поднимется и станет на ноги, то люди, которые вложили свои деньги в некогда отсталое сельское хозяйство начнут получать прибыли» [1, С. 27], является маниловскими мечтами и пустыми обещаниями инвесторам. Подтверждением этому является тяжёлый кризис мирового сельского хозяйства, включая абсолютно рыночное хозяйство западных стран.

Весьма странно наблюдать гигантские инвестиции частного и государственного финансового капитала, увеличивающийся поток которых  лишь сопровождается снижением производства сельскохозяйственной продукции, как во всём мире, так и в России. Поэтому отказ Газпрома от приобретённых им сельхозпредприятий закономерен. Даже его мощи не хватило для поддержания на плаву сельскохозяйственных предприятий. И это не случайно. Мировое сельское хозяйство ведётся по теориям гумусового плодородия почв и минерального питания растений, которые не соответствуют реальному природному механизму почвенного плодородия [5]. Этот механизм определяется взаимодействием органического вещества с биотой почвы. Однако в мировом сельском хозяйстве основная масса урожая в виде кормовых культур (сено, сенаж, кормовые корнеплоды, культуры для приготовления силоса, зерновой фураж, соя, отходы спиртовой, сахарной, масличной и пищевой промышленности) превращается в навоз и помёт. Органическое вещество этих объектов, отнесённых мировой сельскохозяйственной наукой к  отходам, не поступает на поля, с которых убран урожай. Это органическое вещество подвергается утилизации через биологические методы или через прямое сжигание для получения тепловой энергии. В результате, органическое вещество урожая выводится из круговорота. Этим нарушается природный механизм почвенного плодородия. Как следствие, почвенные бактерии голодают и погибают под воздействием минеральных удобрений. Только в российском сельском хозяйстве почвы лишаются фиксации азота в количестве десятков миллионов тонн. Одновременно, в почвенный раствор  не поступают минеральные вещества из почвенного поглощающего комплекса. Скомпенсировать этот ущерб с помощью тракторов и иных машин невозможно. Поэтому приходится сожалеть о том, что миллиарды долларов частного и государственного финансового капитала затрачиваются на сельское хозяйство с легко прогнозируемым отрицательным результатом, демонстрируемым мировому сообществу в течение тысячелетий. Конечно, миллиардеров понять не трудно. Гораздо труднее миллиардерам от промышленности понять бессмысленность вливаний в сельское хозяйство, ведущегося с нарушением  закона круговорота органического вещества. В результате на земном щаре периодически возникают войны за жизненное пространство.  Очередную назревающую мировую войну можно предотвратить  путём технологического реформирования сельского хозяйства. Но этому реформированию мешают действия апологетов     устаревших знаний сельскохозяйственной науки [6, 7].  Мешает этому реформированию и отсталость экономических знаний о сельскохозяйственной сфере производства [8, 9]. После преодоления сложившихся стереотипов, реформирование сельского хозяйства будет в значительной степени облегчено. К настоящему времени созданы научные, технологические и технические предпосылки для освоения в сельском хозяйстве экологоэкономически выгодных технологий переработки навоза, помёта, фекалий и иных органических ресурсов в высокоэффективные органо-минеральные удобрения [10]. В этом случае сельское хозяйство превратится в единственную отрасль с воспроизводимой абсолютной рентой. Она позволит обеспечить возврат вкладываемых в его развитие финансовых ресурсов.  Но для российского села  таких ресурсов, на примере родины О.В.Дерипаски Усть-Лабинска, потребуется $ 30 триллионов, которых в России никогда не будет. Поэтому никогда не будет и возврата через прибыль $ 1 млрд., вложенного олигархом в родные нивы, если только не продать их вместе с крестьянами.

Есть и другой вариант развития событий, по которому инвестиции в АПК без решения проблемы переработки органики приведут к их утоплению в навозе [11]. 

Литература

1. Реферат «Инвестиции в сельское хозяйство: методы и перспективы". www.fos.ru/selxoz/10299_2.html.

2. Ядгаров Я.С. История экономических учений: Учебник для вузов. 3-е издание.  М.: ИНФРА-М, 2000. С. 5.

3. Малькова Т.И. История банков и денег в Древней Греции и Риме. 18.12.03.

4. Удобрения (112 стр. Сельское хозяйство СССР, Статистический сборник, М.: Финансы и статистика, 1988)

5. Тарханов О.В. Плодородие без гумуса и удобрений // Химия и жизнь. № 3, 2008. С. 24.

6. Тарханов О.В. На пути к теории аграрного производства. Издательство «Восточный университет». 2008.

7. Тарханов О.В. Основы теории аграрного производства. Издательство «Системы и технологии». 2008.

8. Тарханов О.В. Кризис экономической теории или её отсутствие // В книге «На пути к теории аграрного производства». Уфа: издательство «Восточный университет», 2008.

9. Тарханов О.В. Технологическая реформа сельского хозяйства как средство против войны. М.: Книга и Бизнес. 2006.

10. Тарханов О.В.,  Тарханова Л.С., Валеев В.М., Попова С.И. Органо-минеральные удобрения на основе свежезаконсервированной органики. Сборник трудов. Почвы, жизнь, благосостояние. Пенза, 2000. 424 с.

11. Белышев А.С. Утонет ли Россия в навозе?  webpticeprom.ru

ОБ АВТОРЕ

Тарханов Олег Владимирович 1946 г рождения. В 1969 г. окончил инженерно- физический факультет Ташкентского политехнического института по специальности «Автоматика и телемеханика». В 1972 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук в Уфимском авиационном  институте. В 1978 г. ему присвоено ученое звание «Старший научный сотрудник». В 1991 г. ему присвоено почетное звание «Заслуженный изобретатель республики». В 2001 г. он  избран членом-корреспондентом Международной Инженерной Академии. В 2006 г. Тарханов О.В.  избран действительным членом Международной Инженерной Академии.

Автор более трехсот научных работ и изобретений.

 В 2003 году в издательстве «Экономика» опубликована его монография «Теоретическая экономия – тупик классового подхода», в 2004 году в журнале «Общество и экономика» опубликовано исследование «Инфляция», в 2005 году в издательстве «Гелиос АРВ» опубликована монография «Кейнс, который не любил Сталина, но был нужен фюреру», в 2006 году в соавторстве с Тархановой Л. С. опубликована монография «Технологическая реформа сельского хозяйства как средство против войны». В 2008 г издательством Академии ВЭГУ опубликована книга «На пути к теории аграрного производства»; в журнале «Химия и Жизнь» опубликована статья «Плодородие без гумуса и удобрений», №3, 2008. В 2008 г. издательством «Системы и технологии» опубликована книга «Основы теории аграрного производства».

Заведующий отраслевой научно-исследовательской лабораторией Уфимского авиационного технического университета (УГАТУ), директор и главный конструктор Башкирского научно инженерного центра по технологии переработки органики (БИЦОР).

Реквизиты: Уфа, 450005, а/я 49 (ул.Революционная, д.165, кв.61, тел. 2-28-23-89).







 

администрация сайта: ООО «Фаулер»
ждем ваших писем: deneb@webpticeprom.ru

 
птицеводство
Webpticeprom птицеводство
  1. Главная
  2. Статьи про птицеводство
  3. Переработка отходов птицеводства
  4. › Эффективность инвестиций в сельское хозяйство и навоз
 
Переработка отходов птицеводства
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
на сайте страниц: 12938