Как копейки в миллионы сложились, или свежий взгляд со стороны









подписаться на рассылку анонсов статей:
 
 
поиск по разделу «Статьи»

всего статей: 1517


Как копейки в миллионы сложились, или свежий взгляд со стороны



Кто выбирает профессию летчика? Конечно же, человек мужественный, не боящийся экстремальных ситуаций, умеющий быстро принимать решение в неординарной ситуации. Безусловно, Олег Лампель обладал всеми этими качествами, если успешно закончил в 1989 году летное училище в Чернигове и там же, на Украине, начал свою службу.

Наверное, она продолжалась бы и сегодня, не будь раскола нашей бывшей союзной державы, так называемой перестройки, когда вокруг не столько строилось, сколько ломалось и рушилось. Воинский офицерский состав в одночасье превратился из элиты общества чуть ли не в его изгоя...

  

Во всем дойти до самой сути…

Непродуманные реформы катком прошлись по судьбам многих молодых людей, и далеко не все из них нашли в себе силы поменять профессию, работу. Олег Лампель был из числа тех, кто сумел круто повернуть свою жизнь.

Сегодня он с полным основанием может считать себя птицеводом. Его должность - начальник управления технологий основного производства птицефабрики "Синявинская", что под Санкт-Петербургом. Но этот путь - от летчика-истребителя в украинском полку до руководителя производства на птицефабрике - был далеко не прямым. И на каждом его повороте, будь то организация мелкооптовой продажи в ЗАО "Росзернопродукт", реализация продукции Петербургского мельничного комбината, Олег Артурович добивался системности, отлаженности, словом, порядка.

Когда комбинат присоединил к себе птицефабрику "Синявинская", Лампелю поручили обеспечение поголовья кормом. Собственно, это был полуфабрикат, который дорабатывался до полноценного комбикорма на самой фабрике. В доставленную с заводов зерновую крупку вводили жиры, белки, витамины, различные кормовые добавки.

Вводили бы и дальше, не будь Олег Артурович таким дотошным. Он всерьез занялся изучением принципов и основ кормления птицы, засел за книги, учебники, начал посещать семинары, которые организовывал ВНИТИП. Особенно впечатляли выступления на них кандидата биологических наук Сергея Александровича Молоскина.

И чем глубже вникал Олег Артурович в новое для себя дело, тем яснее видел недоработки в кормлении птицы на фабрике. Например, игнорирование ферментов, которые уже несколько лет применяли лучшие птицеводческие хозяйства.

Понял он и другое: ориентир только на цену при выборе той или иной кормовой добавки в конечном итоге обходится дороже. То есть на дешевых кормах высокой продуктивности птицы добиться невозможно. Но, с другой стороны, затраты на корма - это дамоклов меч, который постоянно занесен над рентабельностью производства. Где же выход?

Вернувшись после одного из семинаров, сел за расчеты, и они его ошеломили. Если долю пшеницы в рецепте увеличить с 40 до 45%, стоимость тонны комбикорма снижается на 150 рублей. А поскольку этих тонн в месяц требуется 8,5 тысячи, можно экономить более миллиона рублей, а за год - чуть ли не 13 миллионов!

Но когда Олег Артурович поделился своими расчетами с зоотехнической службой, понимания не встретил. И пришлось доказывать: поскольку зерносмесь в составе комбикорма занимает 87%, то этот показатель, помноженный на 45% (доля пшеницы), даст 40%. То есть фактически в составе комбикорма эта доля не превышает нормы. Это была первая маленькая победа!

Лампель организовал ежемесячный тендер на закупку сырья, причем, если какое-то сырье оказывалось некачественным, поставщик лишался права дальнейшего участия в конкурсе. Но приближался 2003 год, который не сулил надежд на стабильность цен на зерновом рынке. Особенно дорожала пшеница. Значит, решил Олег Артурович, надо делать ставку на иное сырье. Проанализировав цены на него и просчитав базовые рецепты, выбрал рожь. И снова - жесткое сопротивление специалистов.

Он шел на эксперимент, который считали нереальным

На фабрике - девять многоэтажных птичников, где размещается по 250-290 тысяч голов кросса "Хайсекс белый", и шесть одноэтажных - по 36 тысяч в каждом. Вот эту одноэтажную десятую бригаду Олег Артурович и попросил выделить ему для эксперимента.

Сначала ввели в рецепт комбикорма 14% ржи и 10% ржаных отрубей. Потом опробовали ввод до 45% обрушенного овса, в том числе 15% - шелушенного. За пять месяцев, пока длился эксперимент, ни один из показателей продуктивности птицы не снизился, а каждая тонна комбикорма обошлась на 400-450 рублей дешевле.

Так Олег Артурович получил "добро" на перевод всей фабрики на рационы с содержанием 15% ржи. А коммерческая служба Ленинградского комбината хлебопродуктов, поверив ему и не дожидаясь окончания эксперимента, закупила тысячу тонн ржи, которой хватило на три месяца кормления поголовья. Однако закупка новой партии ржи не имела смысла, поскольку цены на нее стали расти быстрее, чем на другие виды зерна.

Но и отказавшись от ржи, продолжали поиски альтернативного сырья. Были разработаны ячменные рационы с вводом до 20% проса (естественно, с применением ферментов). Началась серьезная работа по увязыванию в единую технологическую цепочку фабрики и Волховского комбикормового завода, чтобы получать там полноценные комбикорма. Завод этот уже был в составе объединения, но на своем старом оборудовании, не имея гранулятора, выпускал только рассыпные корма. А на фабрике птицу выращивали на крупке. И снова - недоверие зоотехнической службы, теперь уже к продукции завода.

Расчет Лампеля был на энтузиазм, мастерство, профессионализм руководителей завода: директора Григория Ивановича Сухова и главного инженера Анатолия Ивановича Комарова. Те сумели так отладить размол зерна, смешивание компонентов комбикорма, что практически не происходило их расслоения. Закупаемый у

на полноценные рассыпные корма. И только когда средняя яйценоскость на фабрике достигла 90%, можно было праздновать победу. А вскоре после этого - новая "подножка" из тех, что время от времени ставит жизнь. На фабрике начался массовый расклев…

Вот уж когда специалисты припомнили новоявленному кормленцу все: и ферменты, и снижение в рационе рыбной муки (самого нестабильного компонента), и многое другое.

Причиной расклева оказалась зоотехническая ошибка (снижение содержания натрия), наложившаяся на ситуацию с зерном, зараженным микотоксинами. А поскольку в комбикорм вводили мясокостную муку из отходов своей птицы, это еще больше усугубляло положение.

По рекомендации С.А. Молоскина нужно было добавлять на тонну комбикорма два килограмма метионина.Однако два месяца это требование специалистами фабрики игнорировалось. Между тем расклев бушевал уже в полную силу. Птицу надо было срочно спасать. И ее спасли, но только после того как зоотехническую службу передали в подчинение Лампелю. Уже через месяц расклев уменьшился в пять раз!

Вот тогда ему поверили окончательно. И на волне этого доверия Олег Артурович ввел новые, ВНИТИПовские, таблицы питательности кормов взамен воронежских, приобрел компьютерную программу оптимизации рационов. Производственная жизнь стала спокойной, стабильной. Но не надолго, потому как решил Олег Артурович пойти на новый эксперимент - опробовать рецепты с пониженным содержанием питательных веществ.

Расход каких кормов выгоднее?

Все в той же десятой бригаде двухсоттысячное поголовье перевели на низкопитательный рацион, повышая в нем долю отрубей, овса, ржи. Переводили постепенно и только молодок со 150-дневного возраста.

Для полноты эксперимента сформировали целых четыре опытные группы. Две из них получали рассыпной комбикорм с Волховского завода, но с разным содержанием обменной энергии: 235 и 220 килокалорий на 100 граммов корма. Еще двум группам комбикорм с таким же уровнем питательности доставляли в виде крупки с Ленинградского комбината хлебопродуктов. Птице двух контрольных групп тоже давали комбикорм рассыпной и крупку, но с питательностью 260 килокалорий на 100 граммов корма.

Вот только один из рецептов с уровнем обменной энергии 220 килокалорий: 30% пшеничных отрубей, 10% ржаных отрубей, 12% овса с пленкой, 20% ячменя, 15% подсолнечникового шрота. При переводе на такой корм птица поедает его больше, но стоит он в конечном счете дешевле.

В опытных группах сохранность птицы, категорийность яиц оказались даже лучше, чем в контрольных. Никак не повлияла на яйценоскость несушек разница в кормах - рассыпных и крупки.

Через три месяца, когда поголовье десятой бригады вышло без каких-либо потерь на пик продуктивности, на низкопитательное кормление перевели всю птицу на фабрике. Два технолога, которые представляют сегодня зоотехническую службу, рассчитывают варианты рационов, стараясь найти наиболее оптимальный по питательности и цене. И еще успевают консультировать бригадиров, контролировать состояние птицы, ее вес, кормление, ведь рассыпной корм на разных этажах корпуса несколько различается по составу.

И что особенно радует Олега Артуровича, никого теперь не надо убеждать и заставлять. Если требуют обстоятельства, технологи сами, без всяких просьб, задерживаются на работе. Значит, стали единомышленниками своего руководителя. И новые эксперименты, а они наверняка будут, ему уже проводить не в одиночку.

Валентина Логинова

По материалам журнала "Животноводство России"







 

администрация сайта: ООО «Фаулер»
ждем ваших писем: deneb@webpticeprom.ru

 
птицеводство
Webpticeprom птицеводство
  1. Главная
  2. Статьи про птицеводство
  3. Содержание птиц
  4. › Как копейки в миллионы сложились, или свежий взгляд со стороны
 
Содержание птиц
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
на сайте страниц: 14328