О применении ионизаторов и озонаторов в птичниках


подписаться на рассылку анонсов статей:
 
 
поиск по разделу «Статьи»

всего статей: 1515


О применении ионизаторов и озонаторов в птичниках



Дель В. Д., директор ООО Научно-внедренческой фирмы «Экодек», г. Томск.

     Ионизаторы (люстры Чижевского) в нашей стране приобрели широкую популярность лет 30 назад. В то время в магазинах можно было приобрести простейший ионизатор по цене курицы. Нынешние изобретатели просят за него десяток бройлеров, хотя принципиально их устройства ничем не отличается от того, тридцатилетней давности.

Будет правильней называть ионизаторы маломощными озонаторами коронного разряда, в котором побочным продуктом электросинтеза озона являются отрицательные ионы кислорода, т. е. молекулы кислорода, имеющие один лишний электрон. Эти-то лишние электроны, коих, по утверждению изготовителей ионизаторов, должно быть в одном кубическом сантиметре от 50 до20000 (примечательный разброс в цифрах), якобы и определяют состояние нашего здоровья.

За один вдох к 700 миллионов альвеол наших легких поступают приблизительно 5х1021 (пять тысяч миллиардов миллиардов) молекул кислорода. По утверждению последователей Чижевского, из них 20 миллионов должны нести лишний электрон, что характерно, например, для горного воздуха. Таким образом, если человек дышит воздухом, обогащенным отрицательными аэроионами по методу Чижевского, каждая альвеола его легких за минуту получает один лишний электрон, и вследствие этого он, как утверждал этот ученый, и продолжают утверждать его последователи, радикально здоровеет.

Нынешние изготовители ионизаторов пугают нас компьютерами и телевизорами, которые якобы излучают положительные аэроионы. Во-первых, современные тонкие мониторы и телевизоры кроме света вовсе ничего не излучают по причине отсутствия источников высокого напряжения, во-вторых, и это самое смешное, кинескопы старых телевизоров и мониторов являются самыми натуральными «люстрами» Чижевского, т. е. ионизаторами, поскольку имеют заземленный анод и катод под высоким напряжением.

Те частицы, которые ионизаторщики называют отрицательными аэроионами, в большом количестве производятся в нашем организме. В результате окислительно-восстановительных процессов 1-2% молекул оксигемоглобина распадаются на метгемоглобин и анион кислорода (супероксид-анион-радикал). Синтез супероксид-анион-радикала наблюдается при лучевом поражении. Он значительно осложняет течение лучевой болезни, т. к. супероксид-анион-радикал вступает в различные реакции с биосубстратом, разрушая его. В нашем организме существует специальный фермент, ответственный за разрушение «отрицательных аэроионов».

Учитывая тот факт, что основным продуктом, которые вырабатывают ионизаторы, является озон, а его концентрация никак не контролируется, Минздравом люстры Чижевского (ионизаторы) к использованию не рекомендуются.

Закончим на этом с ионизацией и перейдем к озонированию. Как известно, озон широко применяется в системах дезодорации и дезинфекции воздуха в общественных зданиях и жилых помещениях. В простейшем случае озон смешивается в приточной вентиляции с наружным воздухом в концентрациях, в 3-5 раз меньших предельно допустимой (ПДК), составляющей для озона 0,1 мг/м3. Даже при таких малых концентрациях может быть достигнут значительный дезодорирующий эффект. Конечно, о дезинфекции воздуха в этом случае говорить не приходится из-за малых концентраций озона. Это важно подчеркнуть – простой закачкой озона задача дезинфекции помещений, в которых находятся люди, не решается, поскольку летальная для микроорганизмов концентрация озона в воздухе при постоянном его присутствии (бесконечно большой экспозиции) по меньшей мере в 10 раз больше ПДК.

Строго говоря, от мысли использовать озон в птичниках следовало бы сразу отказаться, исходя из следующих простых соображений. Птичник является не только местом содержания кур, но и рабочим местом для некоторого числа людей, следовательно, содержание озона в его воздухе не должно превышать ПДК, а концентрация озона на уровне ПДК никак не влияет на микрофлору. Это следует уяснить всем, кто работает или собирается работать с озоном – есть некоторый минимальный порог его концентрации, ниже которого воздействие его практически невозможно обнаружить методами, применяемыми на птицеводческих предприятиях. Опытным путем мы определили для себя величину нижнего предела концентрации озона, которая существенно влияет на микрофлору за время воздействия более 24 часов, и величина эта оказалась очень высокой – 10 мг/м3- и безусловно опасной как для людей, так и для птиц. Может быть, эта цифра несколько завышена, но не более, чем в 3 раза – концентрация озона в пределах до 3 мг/м3 на патогенную микрофлору никакого заметного воздействия не оказывает. Вообще расчет необходимого для дезинфекции конкретного помещения количества подаваемого в это помещение озона непрост, т. к. требует учета не только производительности озонатора, объема помещения и времени обработки, но и интенсивности воздухообмена с окружающей средой. На величину концентрации оказывает влияние даже материал стен, пола и потолка. Чем меньше требуемые концентрации, тем трудней их удерживать в заданных пределах, тем большее влияние оказывают трудно учитываемые факторы, например, количество поступающих в воздух газовых примесей.

Приведем пример из нашей практики. Когда с формалина на озон переводится дезокамера в действующем инкубатории, то зачастую сегодня в пять часов вечера последняя партия яиц обрабатывается в дезокамере формалином, а назавтра первая партия должна уже озонироваться. При этом бетонный пол и оштукатуренные стены камеры за десятилетия насквозь пропитались формалином, с которым озон прекрасно взаимодействует. Приходится всю ночь выжигать формальдегид озоном, чтобы наутро получить более или менее приемлемые результаты. Зачастую нормальная концентрация озона и, следовательно, хорошие показатели дезинфекции достигаются только через месяц с начала применения озонаторов. Причина этого состоит в том, что на пути к клеткам микроорганизмов молекулы озона встречают множество молекул газа, с которым озон охотно взаимодействует.

Заметим, что при использовании озона (ПДК=0,1мг/м3) вместо формальдегида (ПДК=0,05 мг/м3) мы переходим на менее токсичный газ, которого, к тому же, требуется в 2-4 раза меньше, и который полностью удаляется вентиляцией из дезокамеры.

А какой смысл тратить высокотоксичный озон на нейтрализацию в птичниках безобидного метана, ПДК которого в 70000 раз выше? И как удержать концентрацию озона в пределах, когда его уже достаточно для подавления микрофлоры, но мало для того, чтоб он нанес вред здоровью птицы в условиях, когда концентрации различных примесей, с которыми реагирует озон, не только велики, но и нестабильны?

Для примера рассмотрим взаимодействие озона с аммиаком. Для нейтрализации одной молекулы аммиака требуется две молекулы озона, т. е. на 15 г аммиака уходит 96 г озона. Предположим, что в один кубометр воздуха птичника поступает 15 мг аммиака за час (цифра вполне реальная), тогда мы должны подавать в кубометр воздуха 96 мг озона в час для его нейтрализации. Но вдруг поступление аммиака уменьшится на треть, тогда треть озона остается свободной, и его концентрация составит 32 мг/м3, что для птицы безусловно смертельно. Но в воздухе птичника содержится не только аммиак, но и масса других химически активных газов, и они зачастую взаимодействуют с озоном, образуя цепочки реакций, т. е. появляются продукты не только вторичные, но и третичные, и четвертичные, и так далее. Эти цепочки могут пересекаться, т. е. новые продукты, получившиеся из разных веществ, могут взаимодействовать между собой, и результат такого взаимодействия может быть совершенно неожиданным. Недаром Федеральная Торговая Комиссия США своим постановлением от 5 января 1998 г. запретила производителям озонаторов заявлять в рекламе о их способности очищать воздух, ввиду непредсказуемости результата.

Бытует мнение, что озонаторы в какой-то мере способны заменить систему вентиляции. На самом деле озонаторы не увеличивают, а уменьшают, хоть и совсем ненамного, концентрацию кислорода в воздухе, а концентрацию углекислого газа они не уменьшают.

Так как же относиться к озону вообще и в свете вышеизложенного в частности? Мы предлагаем неспециалистам относиться к озону как к высокотоксичному веществу, применение которого безусловно оправдано только в том случае, если он может заменить еще более токсичное. Любое другое применение озона должно быть тщательно рассмотрено, при этом надо учитывать, что многие производители озонаторов толком не знают, что же они изготовили (себя мы вовсе не исключаем из их числа).

Адрес: 634003, г. Томск, ул. Ачинская, 15Б, кв. 12, тел. (3822) 78-34-04, 59-59-96, 8-909-548-9031.






 

администрация сайта: ООО «Фаулер»
ждем ваших писем: deneb@webpticeprom.ru

 
птицеводство
Webpticeprom птицеводство
  1. Главная
  2. Статьи про птицеводство
  3. Кормление птиц, корма и их ингредиенты
  4. › О применении ионизаторов и озонаторов в птичниках
 
Кормление птиц, корма и их ингредиенты
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
на сайте страниц: 13122